ajbolit444 (ajbolit444) wrote,
ajbolit444
ajbolit444

Category:

Правда и ложь космонавта Алексея Леонова (Моя версия)


Сравни с ГОБЛИНОМ... и попробуй найти 10 отличий. Хе хе...
.

Я обещал своим читателям поговорить о космонавте Алексее Леонове.

Это первая часть "трилогии" о космонавте-банкире.

Петр Иванович Дубровский, добросовестный инженер – исследователь, честный и непредвзятый частный научный детектив. d-pi@yandex.ru

18 марта 1965 года в на околоземную орбиту стартовала с космодрома Байконур ракета Восход с космическим кораблём Восход-2, командиром которого был подполковник Павел Иванович Беляев (1925 – 1970), а вторым пилотом и непосредственным «подопытным кроликом», испытателем, на которого была возложена единственная задача – проверить, возможен ли выход человека в открытый космос – майор Алексей Архипович Леонов. По традиции, в день старта им досрочно присвоили очередные воинские звания – полковник и подполковник.

Вообще, насколько можно судить, полёт был очень сложный.

Цитирую книгу Я.К. Голованова «Королёв. Факты и мифы»:

«В 10 утра холодным промозглым днем 18 марта «Восход-2» вышел на орбиту, и Леонов сразу начал готовиться к выходу. Уже на первом витке над Камчаткой он открыл шлюз и залез в него.

– Леша, не торопись, спокойнее, – услышал он голос Беляева. – Делай, как учили...»

Интересно бы узнать, как Я.К. Голованов представляет себе «холодный и промозглый» день на околоземной орбите с апогеем 475 км и перигеем 167 км?

Но вышло совсем не так, «как учили».

В 2005 году, аккурат в канун 40-летия первого выхода человека в открытый космос была опубликована книга «Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди», под редакцией доктора юридических наук, летчика-космонавта России Ю.М. Батурина (интересно, а зачем лётчику-космонавту юридическое образование?).

Процесс выхода в открытый космос описан в книге со слов самого Алексея Архиповича Леонова:

«На Земле мы проводили испытания в барокамере при вакууме, соответствующем высоте 60 км... В реальности, когда я вышел в открытый космос, получилось немного по-другому. Давление в скафандре – около 600 мм, а снаружи – 10⁻⁹; такие условия на Земле смоделировать было невозможно. В космическом вакууме скафандр раздулся, не выдержали ни ребра жесткости, ни плотная ткань…»

Подождите, что-то я не понял. Читаем: А. Дубровский. «Главное – чтобы костюмчик сидел.» Журнал «Наука и жизнь». 2006, вып. 4. по поводу скафандра «Беркут»: «Эксперименты показали, что оптимальное давление газовой смеси в скафандре должно составлять порядка 400 гПа (0,4 атм) при возможности кратковременного снижения его до 270 гПа.»

По Леонову давление в скафандре было 600 мм, я так полагаю, ртутного столба. Считаем: 600/760 = 0,79 атм = 800 гектоПаскалей. В два раза больше, чем официальные характеристики скафандра "Беркут". Налицо ситуация «Собака Шульца» – кто-то явно врёт.

Дальше, на высоте 60 км давление составляет 0,6 мм ртутного столба. То есть при внешнем давлении 0,001 атм скафандр «Беркут» не раздувался, а при нулевом – внезапно раздулся? Алексей Архипович, это явная ложь.

Далее цитирую Леонова:

«…Я, конечно, предполагал, что это случится, но не думал, что настолько сильно. Я затянул все ремни, но скафандр так раздулся, что руки вышли из перчаток, когда я брался за поручни, а ноги - из сапог. В таком состоянии я, разумеется, не мог втиснуться в люк шлюза. Возникла критическая ситуация, а советоваться с Землей было некогда. Пока бы я им доложил... пока бы они совещались... И кто бы взял на себя ответственность?* Только Паша Беляев это видел, но ничем не мог помочь.»

Давайте разбирать возникшую критическую ситуацию последовательно, спокойно и детально. Очевидно, что возникла она не на пустом месте, но что же была за причина её возникновения? Как раз уверения Леонова в том, что скафандр «Беркут» в космосе вдруг раздуло, хотя на Земле не раздувало, не выдерживает никакой критики.

Вообще-то в армии существует субординация. Если ты выполняешь приказ, и не можешь его выполнить, твоя первая обязанность – доложить об этом. Потом ты можешь попытаться действовать «по обстановке», на свой страх и риск, проявляя разумную инициативу, или можешь дожидаться совета или другой команды от своего командира – таков армейский порядок. А решать вопрос – «кто бы взял на себя ответственность» – это не проблема подчинённого, не вопрос исполнителя.

Насчёт Паши Беляева, который "ничем не мог помочь". Это мне тоже показалось глупостью. К сожалению, Павел Иванович умер еще в 1970 году, и теперь мало кто может опровергнуть слова Леонова. Я же полагаю, что как раз Павел Иванович мог помочь Алексею Леонову, так как я на 100% уверен, что в момент выхода Леонова в шлюзовую камеру и всё время нахождения Леонова за пределами космического корабля Беляев просто обязан был находиться в "полной боевой готовности", т.е. одетым, как и сам Леонов, в скафандр "Беркут". И в случае возникновения нештатных, не предусмотренных инструкцией ситуаций, он мог сам открыть люк и втащить Леонова внутрь корабля. Я не верю, что такой вариант развития событий и действий командира корабля не был предусмотрен ни Королёвым, ни другими руководящими лицами. А, может быть, запаниковавшего Леонова в космический корабль действительно втянул Павел Иванович Беляев - только нам об этом не рассказывают. Потому что "широким народным массам" вовсе не обязательно знать всё, что происходит в космосе...
.

шлюз
.

Читаем дальше:

«И тут я, нарушая все инструкции и не сообщая на Землю, перехожу на давление 0,27 атмосфер. Это второй режим работы скафандра. Если бы к этому времени у меня не произошло вымывание азота из крови, то закипел бы азот - и все... гибель. Я прикинул, что уже час нахожусь под чистым кислородом и кипения быть не должно. После того, как я перешел на второй режим, все «село» на свои места. На нервах сунул в шлюз кинокамеру и сам, нарушая инструкцию, пошел в шлюз не ногами, а головой вперед. Взявшись за леера, я протиснул себя вперед. Потом я закрыл внешний люк и начал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно ногами. Иначе я бы не смог, ведь крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30% объема кабины. Поэтому мне пришлось разворачиваться (внутренний диаметр шлюза -1 метр, ширина скафандра в плечах - 68 см). Вот здесь была самая большая нагрузка, у меня пульс дошел до 190. Мне все же удалось перевернуться и войти в корабль ногами, как положено, но у меня был такой тепловой удар, что я, нарушая инструкции и не проверив герметичность, открыл шлем, не закрыв за собой люк.»

Поясняю – за весьма короткий промежуток времени, видимо, в течение минуты-двух Алексей Леонов умудрился три раза подряд нарушить инструкции. При этом мне совсем непонятно, как он открыл шлем, не закрыв за собой люк? Разумеется, в таком случае ни о какой «герметичности» разговора быть не может, раз люк в шлюзовую камеру открыт. («Всё чудесатее и чудесатее», – воскликнула Алиса.) Читаем дальше:

«Вытираю перчаткой глаза, а вытереть не удается, как будто на голову кто-то льет. Тогда у меня было всего 60 литров кислорода на дыхание и вентиляцию, а сейчас у «Орлана» - 360 литров... Я первый в истории вышел и отошел сразу на 5 метров. Больше этого никто не делал. А ведь с этим фалом надо было работать, собрать на крючки, чтобы не болтался. Была громадная физическая нагрузка. Единственное, что я не сделал на выходе, - не смог сфотографировать корабль со стороны. У меня была миниатюрная камера "Аякс", способная снимать через пуговицу. Ее нам дали с личного разрешения председателя КГБ. Управлялась эта камера дистанционно тросиком; из-за деформации скафандра я не смог до него дотянуться. А вот киносъемку я сделал (3 минуты камерой С-97), и за мной с корабля постоянно следили две телевизионные камеры, но у них была невысокая разрешающая способность. По этим материалам потом сделали очень интересный фильм.»

За пределами космического корабля Леонов находился 23 минуты 41 секунду, из них в открытом космосе, за пределами шлюза – 12 минут и 09 секунд. Во время выхода он страдал от тахикардии, это увеличение частоты сердечных сокращений – у Леонова, по его же собственным словам, было 190 ударов в минуту, нормой считается не выше 90, от тахипноэ – учащённое поверхностное дыхание, где-то до 35…40 в минуту, при норме 16…20. Тахипноэ наблюдается при лихорадке, анемии и при истерии. У Леонова наблюдалась гипертермия – температура повысилать до +38°C (он говорил, что аж до 39) и гипергидроз – он потерял за этот полёт примерно 6 кг веса. То есть это было явное предистерическое состояние, которое можно определить одним словом – паника. Забавно, что у зайчиков-попрыгунчиков по Луне ничего подобного, никакой паники, никакой тахикардии, тахипноэ, гипертермии или обезвоживания организма не наблюдалось. Даже за несколько суток пребывания на Луне, а тут – каких-то несчастных 12 минут 09 секунд…

Что-то тут концы с концами не сходятся… Прежде всего, выходя в открытый космос, возможно, уже подполковником, не майором, Леонов приоткрыл светофильтр, и в глаза ему ударило яркое Солнце. Леонов сам рассказывал про это в своих воспоминаниях. (согласно книге Ярослава Кирилловича Голованова «Королёв. Факты и мифы», «Наука», 1994 г.):

«– И вот уже по пояс торчу из наших космических «сеней», – вспоминал Алексей Архипович. – Первое впечатление? Солнце. По инструкции должен был полностью закрыть светофильтр. Но любопытство победило: прикрыл лишь половину лица. И как будто ударила в него дуга электросварки. Диск ровный, без лучей и ореола, но слепит невозможно. Даже в позолоченном фильтре 96-процентной плотности яркость, как в Ялте в летний день. А небо при этом очень черное, звездное.»

Оп-паньки – а вот, оказывается, и четвёртое, точнее, самое первое нарушение инструкции Леоновым.

И вот, когда я прочитал эти строки, у меня появилась довольно правдоподобная версия того, почему у космонавта Алексея Леонова во время этого ответственного эксперимента возникло состояние паники и почему за этим последовало еще три нарушения инструкций, как будто никаких тренировок на Земле не проводилось.

Тут дело такое – космос, он за исключением Солнца, Земли, Луны и самого космического корабля – он тёмный («А небо при этом очень черное, звездное.»). Соответственно, биологический механизм глаза автоматически увеличивает диафрагму – максимально расширяет зрачок. И, если случайно бросить в это время взгляд на Солнце, свет которого не приглушен атмосферой Земли, то космонавт может временно ослепнуть от яркого света – от нескольких секунд до нескольких минут. На Земле есть понятие «снежная слепота», так как зафиксировано множество случаев кратковременной потери зрения у людей, созерцающих заснеженные просторы или пытающихся посмотреть на Солнце.

Поэтому у меня возникло подозрение, что Леонов, нарушив инструкцию, не закрыв полностью светофильтр, действительно мог временно ослепнуть – и вследствие этого весь дальнейший эксперимент, первый выход в космос произошёл не так, «как учили». По версии самого Леонова, возвращение в шлюзовую камеру было осложнено тем, что из-за большой разности давлений снаружи и внутри скафандра требовались большие усилия для сгибания оболочки скафандра, который к тому же «раздулся».

Тот факт, что человек, находясь в скафандре в открытом космосе, скован в своих движениях, однозначен. Находясь в прорезиненном скафандре с внутренним давлением в 0,4 атмосферы, тогда как снаружи – 0, космонавт должен чувствовать себя как внутри автомобильной шины. Разумеется, согнуть ноги или пальцы – очень сложно, требуется значительно большие усилия, даже чем у водолазов – потому что там внутреннее давление внутри скафандра и снаружи практически выравнено.

Но вот что «скафандр раздуло» – извините, в это я поверить ну никак не могу. Пускай это был лишь прообраз современного скафандра, но костюм скафандра состоял из трёх слоёв – силового и двух герметичных внутри него, основного и резервного. Утверждение, что скафандр при испытаниях в барокамере на Земле при разнице давлений 0,4 – 0,001 атм не раздувало, а уже в космосе при разнице 0,4 – 0 атм могло серьёзно «раздуть», мне кажется фантастикой. Или вы хотите сказать, что в Советском Союзе не было ни одной гипобарической барокамеры, где бы можно было нормально испытать скафандр, в котором человек должен был впервые выйти в открытый космос? Вряд ли… Насколько я понимаю, скафандр Леонова действительно надулся (но не раздулся) и, в отличие от земных условий, когда ты в любом случае притягиваешься к подошвам скафандра силой притяжения, в невесомости можно потерять тактильные ощущения соприкосновения со скафандром. Я так думаю, именно эта потеря тактильных ощущений вместе с кратковременной потерей зрения и вызвала панику у майора/подполковника Леонова, нарушителя простых инструкций.

«А в это время всегда спокойный, невозмутимый Беляев кричал на весь мир ликующим голосом: – Человек вышел в космическое пространство! Человек вышел в космическое пространство!» (Я.К. Голованов «Королёв. Факты и мифы») И об этом тут же объявил по радио всему миру Левитан.

По инструкции, входить в шлюзовую камеру Леонов должен был «ногами вперёд». Напрашивается не очень уместная ассоциация. Он якобы делает несколько попыток, но все они оказываются безуспешными.

Вот выдержка из интервью Леонова газете «Факты», Киев, за 18 марта 2005 года, к 40-летию выхода в открытый космос,:

«И вот тут начались неприятности. Сняв последние кадры - великую сибирскую реку, - я приблизился к кораблю. Одной рукой держу камеру** и пытаюсь подтянуть тело к люку. Но не тут-то было! Из-за гигантской разницы в давлении внутри и снаружи скафандр раздулся, стал жестким. Мне надо согнуться - он же распрямляет тело. Пальцы рукавиц тоже раздулись - камеру не могу держать!** Пытаюсь втолкнуть ее в люк, а она выплывает мне навстречу. Сильно толкать ее нельзя - разобьется. И в космос отпускать жалко - фильм ведь снимал. Такой красоты люди не увидят.** И сам не могу втиснуться в проем люка, ничего не помогает. Сердце стучит так, что кажется - вот-вот лопнет. Пот глаза застилает - температура тела подскочила до 39 градусов. Кислород вот-вот закончится. А советоваться с Землей времени уже нет. Ну, я на свой страх и риск начал стравливать давление воздуха в скафандре, чтобы он уменьшился. И, держа кинокамеру ногами, вопреки инструкциям, втиснулся в люк головой вперед. Рисковал, конечно. Ведь мог сознание потерять - и все. Вместо предписанных заданием 12 минут пробыл в открытом космосе почти 20 минут,*** практически весь кислород прикончил... В корабле потом еле отдышался.»

**А вот что пишет Я.К. Голованов: «Леонов снял крышку с кинокамеры, укрепленной на корабле, которая вела съемку. Оттолкнулся, поплыл на длину фала. На исторических кинокадрах, рассказывающих о первом выходе человека в космос, видно, как его чуть развернуло. На рисунке, который Леонов нарисовал потом, он летит как бы распластавшись, широко раскинув руки, – на кинокадрах не так: он вроде как бы сидит в каком-то невидимом креслице и вместе с ним плавает.

Гагарин в своих обновленных мемуарах, вспоминая полет Леонова, непонятно зачем начинает фантазировать: «Он снимал кинокамерой и сам корабль, и далекую Землю, и звезды, рассыпанные над головой и под ногами».**** Естественно спросить: так где же эти кинокадры? Все дело в том, что кинокамера, закрепленная на специальном кронштейне, снимала самого Леонова, а он ничего не снимал. В кинокадрах видно, как Алексей как бы ощупывает свое бедро. Там находился затвор не кино-, а фотокамеры, укрепленной на груди космонавта, которая должна была сфотографировать снаружи космический корабль. Сделать это ему не удалось, кадров таких нет.»

**Так что же, поздравляю Вас, Алексей Архипович, соврамши? Где же можно посмотреть этот «очень интересный фильм», эту "такую красоту", отснятую лично Вами?

*** А официально 12 минут 09 секунд. Или пребывание в шлюзовой камере тоже считается пребыванием в открытом космосе?

****Гагарина, при всём к нему уважении, ни в корабле Восход-2, ни рядом с этим кораблём не было. Написано со слов Алексея Леонова? Корпоративная этика? Все космонавты есть герои и должны быть вне всяких подозрений, как жена Цезаря?

Я довольно долго размышлял, что именно во время выхода в открытый космос вызвало панику и помешало Алексею Архиповичу выполнить предписание инструкций? Я много раз прокручивал эту ситуацию в своей голове и как раз после этого у меня и родилась мысль о кратковременной потере зрения. Я думаю, именно потому, что Леонов временно ослеп, не видел результат своих действий, он и не смог выполнить требований инструкции и «вплыл» в шлюзовую камеру, как получилось, т.е. «головой вперёд».

Полагаю, именно из-за краткосрочной потери зрения, он не смог сделать ни одной фотографии космического корабля «Восход-2», Земли или космического «неба» – жирных звёзд, которых в упор не замечали американские астронавты на Луне.

Полагаю, из-за краткосрочной потери зрения он, в нарушение инструкций, в нарушение воинской дисциплины, не стал докладывать и о своих последующих действиях. Вот как это описывал сам Алексей Леонов: «Принимаю решение сбросить давление, хотя попадаю в зону закипания азота. Я знал, видел, как это происходит, когда руки вдруг раздуваются, как резиновые перчатки, лицо становится в 2 раза больше, глаза проваливаются. Это смерть. Но выбора нет. <…> И я сбрасываю давление.»

https://altapress.ru/zhizn/story/im-pervomu-udalos-kak-leonov-vizhil-v-otkritom-kosmose-238845

Как поэтично. «Это смерть, но выбора нет». Оказалось, что всё-таки выжил, болезный? А вот если бы действительно смерть? После победных реляций по радио Павел Беляев вдруг обнаруживает, что космонавт, привязанный фалом к кораблю, уже мёртв – и что тогда? Американские СМИ восторженно сочувствуют СССР? Захлёбываясь от восторга от очередной неудачи советской космонавтики, показательно вытирают сухие глаза мокрым платком, прикрывая растянутый в довольной улыбке рот? Алексей Архипович, тут не вопрос Вашей жизни или смерти по собственной глупости или неосторожности – тут вопрос в престиже страны.

Ну, что происходит с организмом человека, который попадает в зону пониженного давления, можно понять, посмотрев на результаты установок медицинских банок:
.

Это результат воздействия на человеческое тело низкого давления. Точнее, высокого внутреннего давления при пониженном внешнем.
.

Я так понимаю, что Леонов не стал ничего докладывать о том, что сбросил давление, потому что понимал, что советы с Земли будут даваться здоровому зрячему здравомыслящему человеку, а не паникующему и мало чего видящему и уже, судя по всему, мало чего соображающему. А может, он по своему психическому состоянию уже и не мог ничего доложить? Вряд ли нам когда-нибудь расскажут всю правду о том, что происходило на Восходе-2 и рядом с ним. Павел Иванович Беляев умер в 1970 году, когда ему было всего 44 года…

Интервью Леонова «Российской газете», опубликовано 18 марта 2005 года https://rg.ru/2005/03/18/leonov-kosmos.html

«Мне все же удалось перевернуться и войти в корабль ногами, как положено, но у меня был такой тепловой удар, что я, нарушая инструкции и не проверив герметичность, открыл шлем, не закрыв за собой люк. Вытираю перчаткой глаза, а вытереть не удается, как будто на голову кто-то льет.»

Но и в этот раз – повезло. Повезло экипажу и потом, когда в кабине корабля стало расти парциальное давление кислорода, потом повезло, что они заснули от переизбытка кислорода но автоматика всё же в конце концов сработала нормально и они проснулись

«Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува...» – опять человеческий фактор, опять Алексей Леонов создал крайне опасную аварийную ситуацию. Потом отказала автоматическая система ориентации и корабль пришлось сажать «вручную»… Но им опять повезло. Насколько можно судить, над Леоновым начали сгущаться тучи. Военное командование явно хотело разобраться в причинах столь многочисленных нарушениях инструкций. Но, как я понял, Королёв решил, что Леонов и так достаточно натерпелся от своих необдуманных действий и практически прекратил все дознания и расследования по тому, что произошло на орбите.

Потом, при выступлении с Мавзолея Леонов опять остановился на самом запомнившемся ему моменте: «Я хочу вам сказать, что картина космической бездны, которую я увидел, своей грандиозностью, необъятностью, яркостью красок и резкостью контрастов чистой темноты с ослепительным сиянием звезд просто поразила и очаровала меня. В довершение картины представьте себе - на этом фоне я вижу наш советский корабль, озаренный ярким светом солнечных лучей. Когда я выходил из шлюза, то ощутил мощный поток света и тепла, напоминающий электросварку. Надо мной было черное небо и яркие немигающие звезды. Солнце представлялось мне как раскаленный огненный диск...»

И опять – мощный поток света (и тепла), напоминающий электросварку, от Солнца – раскалённого огненного диска… Вряд ли такие ощущения – и такие воспоминания – были бы у космонавта Леонова, если бы он не открыл, вопреки инструкциям, «забрало» с 96%-ным золотым светозащитным покрытием - с соответствующими последствиями...

Конечно, это только версия событий, моя версия - так что разумная критика и фактический материал по теме - приветствуется.

Оригинал - https://zen.yandex.ru/media/dp...

Со своей стороны хочу твёрдо и однозначно сказать - Я, считаю леонова... так называемого хероя и космонавта - МЕРЗАВЦЕМ, ПОДЛЕЦОМ, ГНУСНЕЙШИМ ЛЖЕЦОМ (и это, самые мягкие эпитеты, которые на мой взгляд отражают сущность сего ничтожества). Впрочем сие не удивительно, учитывая что данная субстанция, инвалид по 5-му пункту... Хе хе...


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments