ajbolit444 (ajbolit444) wrote,
ajbolit444
ajbolit444

НИКТО не забыт и НИЧТО не забыто В своё Время, КАЖДОМУ воздастся по ЗАСЛУГАМ особенно опосля ПЕРЕХОД

Оригинал взят у barmalej000 в НИКТО не забыт и НИЧТО не забыто В своё Время, КАЖДОМУ воздастся по ЗАСЛУГАМ особенно опосля ПЕРЕХОД
Как и русские, сирийцы тоже свято чтят память своих героев, погибших в борьбе с бандами иностранных агрессоров и предателей родины. Это объединяет сирийцев и делает их едиными со своим президентом, который такде потерял в этой войне, инспирированной Америкой, своих родных и близких. Они не отсиживались в надежных подземных убежищах, а руководили военными действиями и погибли, как герои за независимость, честь и достоинство Сирии. Рано или поздно враги Сирии будут уничтожены, а те из них, кого заставили вступить в банды силой и пошли воевать против своего народа будучи обманутыми лживыми посулами, будут амнистированы, что уже делается. Такую Сирию победить невозможно, а то, что Россия пришла на помощь Сирии, сделает наши страны друзьями на все оставшиеся времена и как знать, может быть через несколько лет именно Сирия станет любимым местом отдыха множества граждан России и это поможет ее восстановлению...!!!

Могила известного солдата:
как Сирия чтит своих героев

11 ноября 2015 г.

Сирийцы помнят и чтут защитников родины, павших за ее свободу, и в этом они очень похожи на нас, убедился военкор Федерального агентства новостей. Следить за словами: министры обороны США и Ирана подрались через СМИ Ради новой жизни Мечеть Омейядов, сердце старого Дамаска. Сюда приходят сирийцы, потерявшие своих близких, — просить у Всевышнего сил и молиться о своем народе. Как говорят в православии, «молиться о богохранимой стране нашей, властях и воинстве ее».

Люди не замыкаются в своем горе, оставаясь открытыми и дружелюбными даже с чужаком. Опознав в европейце русского журналиста, они подходят и благодарят за помощь.



Родители с фотографией погибшего сына

Здороваюсь с пожилой парой — они потеряли одного из сыновей близ Пальмиры, где сейчас наступает сирийская армия.



Сирийцы, потерявшие близких на войне

Вот 19-летняя девушка с ребенком — Айша. Ее сестра показывает на телефоне фото погибшего на фронте мужа Айши, Саляма. Младенец улыбается. Девушка выглядит внимательной и собранной: жизнь сына, названного в честь отца, теперь зависит только от нее. Ну, и семья поможет, конечно, в Сирии без этого никак.

Дух народа не сломлен

За неполные четыре года гражданской войны сирийская армия потеряла до половины своего личного состава — были убиты или ранены 150 тысяч человек из 300 тысяч. Как нам рассказали на фронте, это официальные данные, реальные потери значительно больше.

Среди людей, которые присоединились к террористам, поддавшись исламистской пропаганде, много мусульман-суннитов. В Хомсе, особенно пострадавшем во время боев, суннитские кварталы стоят разгромленные и опустевшие.

Особенно много погибло бойцов-алавитов. Это одна из конфессий ислама, ее представители занимают в Сирии ряд ключевых постов. Президент страны Башар Асад — алавит.



Эти ребята тоже потеряли на войне близких

Народ этот довольно миролюбив, и с началом гражданской войны лишь немногие алавитские мужчины взялись за оружие. Однако отступать им некуда: позади — семьи, дети… Почти все алавиты мира живут в Сирии, в основном на северо-западе стран: в Латакии, Тартусе, Хомсе.

Другое меньшинство — друзы — также не встречается почти нигде, кроме Сирии.

В довоенной асадовской Сирии мирно уживались все конфессии. Религиозные различия в фактически светском государстве, в котором строили «арабский социализм», долгое время ничего не значили. И уж точно не были основанием для ненависти.

Добровольцы

На автобусной остановке я познакомился с двумя молодыми лейтенантами, Сами и Рахмадом. Пока дожидались автобуса, разговорились.

Выяснилось, что ребятам по 19 лет, они оба пошли на войну добровольцами после окончания училища. Религиозные взгляды не мешают им дружить: Рахмад — атеист, а Сами — из семьи алавитов.



Молодые лейтенанты перед отправкой на фронт

Сами показывает мне стену, всю обклеенную фотографиями погибших бойцов.

«Среди них — мой брат, — говорит лейтенант, — он погиб три месяца назад в районе Хараста, это под Дамаском».

На прощание мы обменялись подарками: мне подарили сирийский шеврон, а в ответ получили российский.

«Мы всё вернем назад»

Такие стены с портретами погибших здесь на каждой людной площади. Помнить своих, чтить павших — признак народа, обладающего исторической памятью, а значит, и будущим.



Память о погибших — в уличных плакатах

Сирийцы полны решимости вернуть свою землю, и не только в современных границах государства, «нарезанных» англо-французскими колонизаторами. Каждая война имеет своих героев, в том числе безымянных. Русской воинской славе — больше тысячи лет, и каждую войну мы, так или иначе, помним. Их следы сохранились в летописях и берестяных грамотах, памятных храмах и обителях.

Увековечат ли в России память героев, отстоявших Чечню и крепость Грозную? Героев, павших за Новороссию? Будут ли чтить защитников своего народа так же, как это делают сирийцы, — даже если «весь мир против»?

Дмитрий Жаворонков



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments