ajbolit444 (ajbolit444) wrote,
ajbolit444
ajbolit444

Закон, что дышло... куда повернул... туда и вышло.

Как тексты становятся экстремистскими.




      Запрещенных под предлогом "экстремизма" текстов становится все больше. Как же происходит процесс запрета (внесения в "федеральный список экстремистских материалов")? Технология, по опыту, такова. Прокурорские пишут бумагу о том, что некий текст (фильм, книга, звукозапись, газета, листовка и т.д.) возбуждает рознь. Предлог - любой, все равно никто проверять не будет. Иногда организуют чье-нибудь возмущенное заявление о том, что данный текст по его мнению возбуждает рознь, но могут обойтись и без этого. Иногда полицаи хотят "срубить палку", тоже могут начать "расследование"; так, был случай, когда провели обыск избитого во время митинга человека, обратившегося в полицию в качестве потерпевшего, нашли в кармане листовку - и возбудили дело об "экстремизме".


     Запретить можно любой текст, независимо от его содержания. Даже "мама мыла раму" можно при желании истолковать как текст, возбуждающий ненависть к социальной группе "гомосексуалисты" - им же обидно, они матерями стать не могут. Текст любой религии возбуждает ненависть к последователям всех остальных религий и, как в деле о запрещении "Бхагавад-Гиты", "пропагандирует превосходство одной социальной группы по религиозному признаку". Критическое высказывание в адрес чиновников "разжигает ненависть к социальной группе государственных служащих". Недовольство конкретной беззаконной выходкой полицейского - "разжигает ненависть к социальной группе сотрудников полиции" (это - из реального уголовного дела!).
     Далее обращаются к проституткам-экспертам; есть специально прикормленные; одни и те же участвуют в нескольких делах об "экстремизме". Эксперт может писать любую чушь, не быть профессионалом и вообще не разбираться в научной дисциплине, в рамках которой он проводит "экспертизу" - все равно его выводы никто не проверяет и не оспаривает. Экспертизы служат уже как бы доказательством - что противоречит логике: это вообще не экспертизы, основанные на непреодолимых законах природы, а частное мнение отдельного человека.
     Далее все это передается в суд, где малограмотный (заведомо не разбирающийся в существе дела и потому заведомо опирающийся на мнений фальшивых "экспертов") человек в судейской мантии, наплевав на отсутствие доказательств, вынесет заранее определенный, угодный начальству, полиции и прокуратуре приговор. Все это в рамках как бы гражданского судопроизводства, но с грубейшими нарушениями ГПК.
     И готово - текст запрещен, за его распространение могут уже и посадить. На всех стадиях процесса никакого противодействия нет и не может быть в принципе. Все стадии до обращения в суд - подбор экспертов, возбуждение дела, расследование, сбор фальшивых доказательств - проводятся негласно, о них кроме участников никто не знает (исключения бывают в случае возбуждения уголовного дела против распространителя и/или автора текста).

П.1 ст. 38 ГПК предусматривает наличие в процессе двух сторон - истца и ответчика.

     Но в суде по "экстремизму" есть только одна сторона, истец: прокурорские, представитель министерства юстиции, кто-то от полицаев; все они заинтересованы в запрещении и никто не заинтересован в противоположном решении.
Вторая сторона - неодушевленный и неразумный объект, запрещаемый текст. Ясно, что от этого объекта никаких возражений ни по процедуре суда, ни по существу дела не поступит. Представителя (адвоката) у неодушевленного объекта также быть не может.
     В случае участия в процессе автора или распространителя текста он - третья сторона, к ее доводам не прислушиваются; ответчика все равно нет.
     Кроме того, дело будет слушаться в одном из множества районных судов страны, о самом его рассмотрении никто не знает: ввиду отсутствия ответчика извещать о слушании дела некого. Возражать некому. Все происходит в узком келейном кругу заинтересованных в запрете текста лиц. Все это не имеет ни малейшего отношения к законности.
     По итогам полицаев поблагодарят за "раскрытие преступления", прокурорских и министерство юстиции поблагодарят за бдительность, судья тоже будет на хорошем счету и во всяком случае не поссорится с начальством и прокуратурой.       Повторюсь: все заинтересованы именно в запрете текста. Как это выглядит, я уже писал.
     Вот сейчас якобы из-за ролика, который никто, в общем, и не видел, возникла опасность закрытия ютуба для всех жителей России. Если не получится закрыть ютуб сейчас, то в следующий раз подобный фильм снимут уже по заказу кремлевских, одновременно будет оплачено возмущение каких-нибудь "мусульман" или кого угодно еще. Технология отработана.


Алексей Носов ученый, исследователь, Омск.



Удачи.Айболит.




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments